30 мая 2011 г.

О хороших людях и тотальном везении


Наверное, мне всю жизнь очень везет в жизни вообще, и на хороших людей в частности.
По рассказам мамы, я очень сложно родилась на этот свет. И только благодаря вниманию и высокому профессионализму акушеров первого роддома города Душанбе.  Потом попала в детский садик на улице Гоголя.

Кстати. До сих пор, спустя 45 лет, помню свою воспитательницу Марию Ивановну. Красивая женщина, с толстой каштановой косой, уложенной короной вокруг головы, настоящая русская красавица, сердечная и жизнерадостная.
 Оттуда благополучно перешла в школу №14. Теперь трудно поверить, что наша первая учительница, я и её хорошо помню, Нарушева Дина Николаевна искренне нас любила, и проводила с нами массу времени после уроков. Мы и на холмы, и в зоопарк и в кино каждую субботу ходили всем классом. Дина
Николаевна брала с собой маленького сынишку, которого мы любили и наперебой опекали во время этих походов. Именно под её руководством мы стали КЛАССОМ. Конечно, и дрались и ссорились, но были дружным и сплоченным коллективом. До сих пор помню, как устроили разбор полётов для мальчишки из параллельного, который посмел на переменке обидеть нашу подругу Галку
Учителя старших классов тоже любили нас, тянули, занимаясь после уроков с отстающими, по-крайней мере, большинство из них. Это теперь называется репетиторством и за это требуется платить немалые деньги… А тогда можно было просто подойти к педагогу и сказать, мол я не понимаю вот тут и тут, и тебе точно помогут. Помогали даже тем, кто не понимал и не особо жаждал понять…
Кстати. Пожалуй, только двоих учителей из нашей школы я не могу вспомнить добрым словом. Это наша завуч, преподаватель обществоведения и наш физрук, нелюбимый всеми абсолютно.
Наша классная Ирина Кирилловна Свенцицкая, преподаватель математики. Благодаря именно ей я и пошла в технический ВУЗ. Мне казалось, что математика это так интересно! Гораздо интереснее всех остальных наук. На факультативы по математике мы ходили почти всем классом, так было увлекательно! И наша Ирина Кирилловна умудрялась не только на всех этих факультативах, но и на уроках преподносить так, что половина учеников были влюблены  в её предмет. А наши классные часы по субботам после уроков? Всю неделю с нетерпением ждали этого дня, потому что знали – будет очень интересно! Будем обсуждать какую-то тему, спорить, узнавать, делиться мыслями…  Это уже потом, став взрослой, я поразилась, как Ирине Кирилловне хватало времени, терпения и любви на всех нас, не смотря на то, что жизнь у самой была не сладкой – двое малышей и парализованный муж.
А наш географ Эдуард Евгеньевич? Ведь это благодаря ему я до сих пор знаю географию много лучше, чем её знают мои дети. Как мы тогда злились на его обязательные задания по рисованию карт!! И какое огромное спасибо сказала я ему позже, жаль не лично – война раскидала нас по всей стране, вернее – по всему миру.
Кстати. 18 мая 2011 года Эдуард Евгеньевич скончался  в маленьком, забытом Богом поселке, где жил со своей семьей после эвакуации из Таджикистана. Так все бывшие выпускники четырнадцатой душанбинской школы обзвонили друг друга и договорились установить памятник любимому учителю.
Мы искренне рыдали, покидая любимую школу, потому что расставались с действительно любимыми людьми. Но впереди нас ждал институт, и гарантированная после него работа.
Поступить было сложно, но реально. Надо было только учиться. Мы мало того, что учились бесплатно, нам еще и стипендию за это платили. До сих пор не понимаю, за что? Но мы тогда это воспринимали, как должное, еще и возмущались, что мало! Институтские преподы, это отдельная песня! Чёрная Татьяна Асировна… забавная тётушка была. Умница редкая, с огромным ч/ю, но свято верящая, что женщина технарь, это аномалия, и вообще риск для всей отечественной промышленности. Редкая девушка оканчивала институт, если у нее преподавала Чёрная. Имея по всем другим предметам круглые пятерки, я ей пересдавала по нескольку раз простые лабы. Даже приходилось к ней домой ходить. Спасало меня то, что догадалась брать с собой вначале брата, а потом и жениха.  Наша Татьяна просто млела перед красивыми молодыми людьми, теряя всю свою принципиальность. Так что, в моём дипломе есть отчасти заслуга моих брата и мужа.
Молодой специалист после учебы гарантировано получал работу, где платили вполне приличные деньги. А ведь приходили на производство полные амбиций и непререкаемой уверенности, что мы знаем всё! И только через недельку начинали подозревать, что простой рабочий у станка знает гораздо больше нас, нам еще предстоит многому у него учиться, и в институте нас учили не тому и не так. И ведь они, эти взрослые дяди и тёти делились с нами своим опытом, не смотря на наш юношеский максимализм и высокомерную уверенность, что уж мы-то на голову выше их! Но нам платили, как я уже сказала, неплохие деньги, давая возможность обретать опыт. Мы могли позволить себе многое, что бы сейчас не говорили о трудностях прежней жизни. Соглашусь, что не было нынешнего ассортимента, выбор был ограничен, и жили мы, как все. Вот именно – как все, не хуже. Это не было плохо…
Кстати. Когда малым народностям севера вдруг открыли глаза на то, что, оказывается, жить можно гораздо лучше – ездить на лифте, пользоваться теплыми туалетами, мыться горячей водой в роскошной ванне, стали ли народности счастливее? Нынешний роскошный выбор продуктов сделал нас счастливыми, а детей наших здоровыми?
Но я всегда знала, что никогда не окажусь безработной, что никогда не буду выброшена на улицу, что мой дом это мой дом. Мои дети пойдут в детский сад, потом в школу…  А я со временем выйду на пенсию, и смогу жить не боясь умереть с голоду. У нас были гарантии. И, в основном, всё зависело от нас самих. Мы могли учиться и стать отличными спецами, а могли не учиться, и все равно иметь работу. Могли зарабатывать и ездить отдыхать на море, а могли просто просиживать в офисе, и тоже неплохо отдыхать на тех же морях…. И пусть мне теперь говорят, что не было нынешнего комфорта и сервиса, но нам было хорошо и в тех условиях. Как и теперь, тогда были приветливые горничные, и откровенно хамоватые официанты. Но опять-таки, это все зависит уже от человека, а не от строя или образа жизни.
Сколько нареканий в адрес советской медицины. Но я помню нашего детского врача Муниру Акобировну, которая вытягивала моих детей с того света, и категорически отказывалась от подарков в знак признательности. И наши душанбинские врачи были нарасхват в лучших клиниках России, когда были вынуждены сорваться и искать убежища. Им предоставляли не только работу, но и жилье, и поверьте, не по доброте душевной, жалеючи беженцев, а потому, что это того стоило… Тогда-то мы поняли, что душанбинские врачи были одними из лучших в союзе. Значит и здесь все зависит от человека, как учился, таким врачом и стал?

Комментариев нет:

Отправить комментарий